Nature Photo Team

Как снимать бородача. Михаил Верёвченко

птицы и звери обучение
Как снять бородача, и его друзей падальщиков? Этот вопрос терзал нас с коллегой с тех пор, как осенью 2022 года мы обнаружили скопление падальщиков на территории плато Бермамыт.

Плато Бермамыт — огромная территория, в пару сотен квадратных километров. По сути, это степь, но на высоте в 2-2,5 километра над уровнем моря. Здесь нет ничего, что может служить надёжным укрытием — лишь плавные холмы или небольшие нагромождения камней. Непростая задача!
Белоголовый сип
Первая попытка была настолько наивной, что сейчас даже смешно вспоминать. Мы раздобыли огромный зелёный тент и тушу барана. Для съёмок мы выбрали участок, где стекавшая с уклона вода организовала небольшую борозду, которую было решено использовать как укрытие. Меня накрыли тентом, а в паре десятков метров положили барана.

Птицы очень быстро обнаружили павшего друга, но садиться не спешили. Два десятка сипов и грифов несколько дней кружили надо мной, в ожидании не пойми чего. Три дня спустя, я понял, что нужно менять тактику. Сворачивая укрытие, я жестами продемонстрировал птицам, что за ними только первый раунд. Но температура опускалась ниже нуля, поэтому было принято решение продолжить съёмку в следующем году, в самом начале лета.
760px
Мы не нашли внятной информации по особенностям зрения птиц, но, исходя из их продолжительности жизни в 55 лет, стало понятно, что ума им не занимать. Поэтому к новой съёмке мы готовились так, будто делали засаду на группу спецназа.

Для начала мы нашли несколько скальников в степи — что-то в виде гротов, куда можно было бы залезть. Теперь надо было выбрать симпатичный фон. Эльбрус был бы заманчивой целью для заднего плана, и я всю голову сломал, пока пытался выстроить кадр на фоне вулкана. Но он никак не давался. Главной проблемой было то, что все найденные нами гроты смотрели от горы, а не на неё. Другая проблема — солнце позади горной цепи. То есть, днём оно висит ровно над Эльбрусом. А снимать против дневного света — не лучшая идея.
Найдя невероятно крутой грот, с отдельным входом и выходом, мы отказались от идеи снять птицу на фоне гор, согласившись на размытый равномерный фон. Вход в грот был широкий и высокий, а смотровая щель — примерно метр на метр. Именно то, что надо! Отдельный вход в грот решал проблему, позволял сохранить структуру укрытия при входе и выходе.

Чтобы съёмка проходила на уровне глаз птицы, мы сделали деревянную лежанку, подложив пару спальников, для удобства.
Вход мы прикрыли, чтобы избавиться от эффекта аэротрубы — при малейшем ветре, грот, казалось, «вдыхал» в себя воздушные потоки.
Амбразуру мы закрыли подходящей по цветовой гамме маскировочной сетью, дополнительно натыкав в прорези растения из этой местности. И, вуаля — укрытие идеально интегрировалось в окружающий скудный ландшафт.
Теперь самое основное: прикорм. Бараны баранами, но их стоимость достигает 13 тыс. за тушку. Да и не хотелось класть на алтарь жертвенника что-то, умершее по твоей вине. Мы решили попробовать выкладывать покупаемые заранее потроха коров, которые стали массово скупать на рынке г. Кисловодска. Прознав цель нашего мероприятия, торговцы мясом прониклись и сделали неплохие скидки.

Место, где мы снимали, принадлежало местному жителю, владельцу внушительного стада, которое, собственно, и «пасли» падальщики. Хозяин отары стал свозить на нашу прикормочную площадку баранов, павших своей смертью. Уж не знаю, как он и договорился со своими собаками, чтобы они не трогали туши.
Плато Бермамыт — это вам не прикормочная площадка в Испании, где грифы ходят вокруг людей, хватая мясо из рук. Надо отдать должное падальщикам: эти глазастые ребята очень хорошо знают, что такое ружьё, и зачем его наводят, и что вообще происходит на их территории. Каждый маленький сдвиг они фиксируют, словно на флешку последнего поколения, воспроизводя и сравнивая с тем, что было в предыдущие дни. И если уж им показалось что-то странным — пиши пропало. Неделю они будут смотреть, как тушу растаскивают шакалы и волки, и даже не приблизятся. Впоследствии мы это прошли. Но сейчас было иначе.

После всех приготовлений я залёг в укрытие и приготовился мониторить происходящее. Не прошло и часа, как прямо передо мной с небес упал чёрный гриф. Мой коллега, наблюдавший в бинокль, с расстояния в пару километров, готов был поклясться, что небо было пустым.
Чёрный гриф
Через 10–15 секунд, из пустого неба посыпалось несколько десятков его друзей. Это дало нам представление о том, что связь в небе устойчивая, а пароль от вайфай есть у всех. Коммуникация была на невероятном уровне. Сорок килограмм мяса и маленького, погибшего собственной смертью барашка, хватило этим монстрам минут на 12–13. Не осталось даже головы, только кусок шкуры, который отпинали метров за сто, пока разделывали.

Я получил изумительную серию грифов и сипов, снятую в упор: и динамика, и портреты, и последующие восседания на камнях, необходимые для переваривания съеденного. Однако бородача и в помине не было!
Белоголовые сипы и чёрный гриф
Но то, что мы сделали, стало началом пути. И путь, и кадры — уникальны. Особенно если учесть, что ты делаешь всё сам, в первый раз. Пока я лежал, мой коллега следил за передвижениями в небе, отслеживал отлёты, прилёты, высоты полётов... Диспетчер небольшого аэропорта. Нам пришлось изучать птиц с нуля. Вся информация, что пришла ко мне, была добыта на Алтае, либо в Монголии, и тут работала с точностью до наоборот.
Бонусом нам удалось приманить орла-могильника, который, садясь с важным видом у мяса, тут же получал пинок от грифа, и, словно курица, с криками удирал.
Нам давали множество советов. Например, что надо прятаться до рассвета, и выходить после заката, чтоб птички не видели вас. Но мы от всего этого отказались. Полёт в летнее время птицы начинали в районе 9:30, а заканчивали около 17:00. И мы приезжали к 9 утра, я ложился, делал серию, и к полудню уже ехал обратно. Единственное, из укрытия я не выходил, пока птицы были у мяса. Коллега подъезжал на авто, и они нехотя взлетали.
ссылка
Съёмка животных. Личный опыт и советы. Елена Пахалюк
Елена Пахалюк делится своим опытом — как найти животных в дикой природе, как не спугнуть их во время съёмки, и как выбрать подходящее оборудование
Прикормочную площадку мы держали всё лето, по возможности привозя потроха, но и хозяин отары не забывал о нас. В какой-то момент мы заложили повод для прилёта бородача. Для массы мы стали добавлять кости, чтобы с воздуха казалось, что просто корова гуляла и наступила на мину. И вот, в конце сентября на фотоловушке появляется бородач. Это был поворот всего нашего мероприятия.

С новой силой мы ринулись в бой. Рядом было достроено ещё одно, менее заметное укрытие похожего типа. Мы надстроили верх из досок, накрыли двумя маскировочными сетями: одна под цвет камня, вторая — под высохшую траву.
Сверху закидали мхом и землёй. После пары дождей верх стал напоминать обычный грунт.
Амбразуру мы сделали по примеру первого укрытия, но, что немаловажно, мой объектив на этот раз смотрел на большой, сужающийся кверху валун. Я знал, что все птицы хищного плана любят такой пьедестал.
Беркут
И вот, я уже лежу в укрытии, под камнем мясо. И опять всё было не только верно просчитано, но и сдобрено везением. Сначала, почти сразу, пара беркутов. Они даже не напрягались, а с радостью попадали на мясо. Но сначала один из них сел на мою скалу! Стоит отметить, что этих птиц в итоге мы плотно привязали к локации. Каждое второе утро у них начиналось с этого места. Они сразу же подарили интересную серию кадров.
Драка беркута с чёрным грифом
Чуть позже, коллега передал по рации, что со стороны гор массово летят грифы, но как-то странно, попарно.

Ему неведомо было, что это и были бородачи. 23 октября. Это был день их массового спуска с горной цепи. Несколько снегопадов привели к тому, что в горах найти пропитание стало просто нереально. Как позже мы поняли, они обосновывались на зимовку как раз в этих местах. Кости, оставленные нами, сыграли ключевую в выборе зимовки.
Бородач
До тех пор, пока вся местность съёмки не оказалась под слоем снега в полметра, птицы оставались там. Их удалось снять нескольким фотоохотникам, которых мы приглашали в гости.
Бородач, как и беркут, совсем не боялся объектива, высиживал на камнях, собирал урожай костей, аккуратно обходя мясо, и привязался к местности на долгое время.
Бородач
Уже в мае следующего года, едва сошёл снег, мы прибыли на место с целью полного перестроения скрадка. Решено было превратить его в мини-замок. Оказалось, что наша маск-сеть выгорела за зиму, и стала красного цвета. Пришлось разбирать всё с нуля, и на деревянное основание класть листы фанеры. Позже, на листы фанеры мы выложили аккуратно и правильно срезанный грунт, в виде ковра из корней сплетённых растений и почвы. И уложили сверху так, что трава продолжила расти уже на новом месте, а позже и зацвела. Перед же обложили полностью: смесь камней и травы, которая крепится на камни. Таким образом, у нас получилась идеальная засидка, абсолютно слившаяся с природой.
760px
Вот такая история кадра, история съёмки, история птицы. Съёмка оказалась очень дорогой, все процессы организации и передвижения по горам — это для упорных. Но результат того стоил. А мы продолжаем создавать новые виды укрытий на этих птиц, изучать их поведение, любить и ненавидеть их ласково. Так или иначе, они стали частью нашей жизни!
760px
Михаил Верёвченко

Фотограф-пейзажист, фотоохотник. Автор журнала Nature Photo Team. Шесть лет организует пешие и комбинированные туры по России. Начинал с пейзажной съёмки много лет назад, постепенно пришёл к фотоохоте. Следопыт поисково-спасательных отрядов, занимается поиском потерявшихся в дикой природе людей.

Telegram VK
Комментарии в Telegram